Главная Библиотечка В той же день обретение святаго телеси...

Кто на сайте

Сейчас 192 гостей онлайн

Нас посетили...


mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня1317
mod_vvisit_counterВчера1900
mod_vvisit_counterНа этой неделе1317
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе11806
mod_vvisit_counterВ этом месяце30874
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце43296
mod_vvisit_counterЗа все дни1231635

Online (20 minutes ago): 31
Ваш IP: 54.234.13.175
,
Сегодня: 19, Ноя 2018

Последние комментарии

Последние публикации

В той же день обретение святаго телеси...
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Публицистика
03.05.2011 05:00

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя Иванна»

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя Иванна».

Коряжемский монастырь - это место достойно, чтобы стать известным всем Русским людям, желающим знать свою историю. В книге П. П. Сойкина «Православныя Русския обители» издания 1910 года читаем: «Коряжемский Николаевский монастырь находится в 15 верстах от уездного города Сольвычегодска и в 558 верстах от города Вологды. Он расположен на высоком берегу близ устья реки Коряжемки, впадающей в р. Вычегду. Вид монастыря на этом возвышении, среди сосновых и кедровых лесов, с противоположнаго низкаго берега Вычегды очень красив и живописен.

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя Иванна».

Основателем монастыря был препод. Логгин Коряжемский (сконч. в 1540 г.) вместе со своим спутником и сотрудником Симоном Сойгинским (сконч. в 1561 г.). В 1535 году эти иноки пришли в Коряжемские леса, поставили здесь келию для пустынножительства, а немного спустя соорудили небольшую церковь во имя св. чудотворца Николая. Так получила своё начало новая обитель, которая стала называться Коряжемской Николаевской. Препод. Логгин до самой своей кончины был пер­вым игуменом созданной им обители. Материальное благососто­я­ние монастыря стало быстро упрочиваться вскоре же после его ос­но­вания. Причиною этому были щедрыя пожертвования и энергичн ая поддержка со стороны московских Царей, а особенно со стороны Иоанна Грознаго. Слух о новооснованной обители на Коряжме скоро достиг до него в Москву, и он вместе с своею кроткою, благочестивой Царицей Анастасией Романовной был первым и наиболее щедрым благотворителем монастыря, наделив его имениями, угодьями и вотчинами. Про­цветанию и украшению обители много способствовали своими обильными пожертвованиями также и знаменитые колонизаторы северо-восточного края Строгоновы.

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя Иванна»....Главный соборный храм обители в честь Благовещения Пресв. Бого­ро­дицы с приделом во имя чудотворца Николая. В этом храме близ иконостаса, в углублении северной стены находится гробница (кенотафий) над мощами препод. Логгина, почивающими здесь под спудом. Рака бронзовая, посеребренная; на пелене во весь рост вышито изображение преподобнаго...

...Второй храм - во имя Спаса Нерукотворенного Образа. Здесь хранится местночтимая весьма древняя икона Николая Чудотворца. За левым клиросом обращает на себя внимание своею древностью образ препод. Димитрия Прилуцкого»[1].

Преподобный Димитрий Прилуцкий был одним из самых любимых свя­тых Царя Иоанна Васильевича Грозного. В 1552 году он брал его чудо­твор­ную икону из Спасо-Прилуцкого монастыря в Вологде с собой в поход на Казань. Благочестие Царя - всем пример. Не удивительно, что в самом удалённом северо-восточном конце вологодского края тоже почитали великого Вологодского святого. Удивительно другое, что в самом удалённом конце, в 558 вёрстах от города Вологды и в 15 вёрстах от города Сольвычегодска, в страшной глуши, среди сосновой и кедровой тайги, в местном ряду иконостаса церкви вдруг появляется образ такого достоинства, что его бережно хранят веками, что и в начале XX века он обращает на себя внимание своею древностью. Уж и церковь наверно неоднократно менялась, во всяком случае с деревянной на каменную точно, а образ всё хранят! Откуда в этой тайге такой шедевр?

Да из того же источника, откуда щедрые благотворения, имения, угодья и вотчины, и все первые строгановские иконы - царские иконописцы постарались! Увы, где сейчас эта икона? Думаю, что и весь монастырь давно сровняли с землёй. В глуши Губельманы поработали гораздо сильнее, чем в центральной России.

Но монахи, которые так бережно хранили свои древние иконы, сохранили и другой Лонгинуникальный памятник - опубликованные в ноябре 2002 года[2] «Святцы Коряжемского Николаевского монастыря Вологодской губ. Сольвычегодского уезда от 1624 года»[3].

Это древний подлинный документ, свидетельствующий о факте прославления Церковью святого благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного - обретение его святых мощей. В святцах на обороте 205 листа, за июнь месяц, 10 дня имеется такая надпись: «... В той же день обретение святаго телеси Великомученика[4] Царя Иванна».

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя  Иванна».

«Факт насильственной смерти (отравления) Царя Иоанна Васильевича Грозного абсолютно неизвестен большинству русских людей. Это было отравление сулемой (хлоридом ртути Hgcl2). В 1963-1964 гг. проводилось судебно-медицинское изследование останков Ивана Грозного, его сыновей и князя Скопина-Шуйского. Хрущёву необходим был компромат на Сталина. Сталин уважал и любил Ивана Грозного. Опорочить Грозного - означало опорочить Сталина. Целью изследования было подтверждение или опровержение сюжета известной картины И. Репина. Выводы комиссии не были утешительными для заказчиков: "Механических повреждений на сохранившихся костях скелетов Ивана Грозного, его сыновей - Ивана Ивановича, Фёдора Ивановича, а также Скопина-Шуйского не обнаружено... В связи с изложенным нельзя решить вопрос о достоверности сюжета картины художника И. Е. Репина", - указано в экспертной справке, подписанной Директором НИИ Судебной медицины Минздрава СССР, Главным судебно-медицинским экспертом, заслуженным деятелем науки РСФСР, доктором медицинских наук, профессором В. И. Прозоровским. Но комиссия наткнулась на другой факт. "Пятикратное превышение количества ртути, обнаруженное в останках Царя Ивана Грозного и Царевича Ивана, в сравнении с количеством ртути, содержащейся в останках Царя Феодора и князя Скопина-Шуйского, с учётом означенных условий захоронения, позволило говорить об отравлении ртутью" - пишет один из экспертов, принимавших участие в проведении экспертизы В. Алисиевич. Из материалов изследования останков следует, что максимальное превышение ртути в них составило 15 крат, а в официальном отчёте комиссии по вскрытию останков - 5 крат»4.

Архиепископ Сергий (Спасский), приведший запись: «... В той же день обретение святаго телеси Великомученика[5] Царя Иванна» в своём труде «Полный месяцеслов Востока», в первом томе, в отделе «ж» «Святцы»5 на­зывает её «удивительной», а сами Святцы Никольского Коряжемского мо­настыря «Замечательнейшими по полноте и особенностям». Другой иссле­до­ва­тель XIX века, историк Русской Церкви, заслуженный ординарный про­фес­сор Московской Духовной Академии, академик Евгений Евстигнеевич Го­лубинский (1834-1912) тоже удивлялся этой записи. В своей книге «История канонизации святых в Русской Церкви» он пишет: «Иван Царь. Обретение телеси Царя Ивана, 10 июня» (у преосв. Сергия, 1, изд. 1, с. 295, изд. 2, с. 357. Под Царём Иваном, - комментирует Е. Голубинский, - конечно, разумеется, Грозный, умерший 18 марта 1584 года. Какое разумеется обретение его тела, не знаем; во всяком случае не совсем ожиданно, что Грозный внесён в каталог святых»[6].

Не удивляет то, чему удивлялись ожидовленные архиепископ и академик. Конечно, Коряжемский монах не своевольничал, а записал то, что определила Церковь, славящая своего Святого. Удивляет другое, как этот величайший документ уцелел в страшной 4-х вековой информационной войне, развязанной жидами против святого Царя?

Сначала по злой воле патриарха Никона все святцы, содержащие дни памяти Великомученика благоверного Царя Иоанна, тщательно разыскивались, и эти надписи в них уничтожались. Царь Иоанн Грозный был идеологическим противником патриарха Никона, который насаждал «папизм» в Русской Православной Церкви, за что по заслугам был низложен собором Восточных Патриархов, а Царём Алексеем Михайловичем сослан. Но «терние», посеянное Никоном, взошло и целое столетие душило «пшеницу» в Церкви, пока зарево крестьянских бунтов против монахов и архиереев не взбудоражило всю страну. Все Цари видели ненормальность положения и пытались бороться с тем, когда на каждого архиерея трудились тысячи, а на каждого монаха - десятки (а в элитных монастырях сотни) крепостных рабов. Архиерейские дома и богатые монастыри утопали в роскоши, а монастырских крестьян забивали насмерть и эксплуатировали так, что часто вспыхивали крестьянские восстания против монастырей на протяжении второй половины XVII - первой по­ло­вины XVIII веков.

Заповедь Христова попиралась, смысл монашества полностью уничтожался, отчего в эти 100 лет почти нет святых в чине преподобных. Мало кто знает, что такое ненормальное состояние Церкви возникло в результате деятельности патриарха Никона, который не дозволил осуществиться тому положению Великого Уложения 1648 года, которое не допускало монастырям и архиерейским домам владеть крепостными крестьянами. Специальное государственное учреждение - «монастырский приказ» - должно было ведать всеми монастырскими землями и крестьянами, т. е. взять все хозяйственные заботы на себя, а монастырям и архиереям должна была идти «руга», то есть всё необходимое довольствие с этих земель. Но такое положение резко противоречило политическим амбициям патриарха Никона, и он ввёл в Великое Уложение те уродливые изменения, по которым архиереи и монастыри стали самыми большими крепостниками в стране.

Сначала это привело к невероятному обогащению монастырей, архиереев и, в первую очередь, самого патриарха и к возрастанию его политической власти так, что в стране на какое-то время фактически установилось двоевластие Царя и патриарха. Но положение крепостных крестьян быстро превратилось в положение рабов, и самыми безправными и угнетёнными были монастырские крестьяне. А то, что это противоречило заповедям Христа и учению святых отцов, патриарха и архиереев как-то не смущало. Вот, кстати, истинная почва для «мнимостарообрядческого» раскола, а какие-то неточности в переводах, которых во все века было немало, лишь повод. Но мина, подложенная под Церковь патриархом Никоном, в конце концов страшно взорвалась. Это случилось при самом восшествии на Престол молодой Императрицы Екатерины II, когда при подавлении правительственными войсками охватившего всю страну возстания монастырских крестьян против своих рабовладельцев - монахов и архиереев, из миллиона монастырских крестьян сто тысяч находилось «под караулом» (под арестом)!

Напуганная этим страшным положением дел, в высшей степени человеколюбивая, по-настоящему православная (в отличие от некоторых зарвавшихся и заевшихся патриархов и архиереев) Императрица повелела созвать комиссию для поиска выхода из создавшейся ситуации. Эта комиссия, в которую впоследствии вхо­дило одинаковое количество архиереев и высших светских чиновников, на­чала работать в 1764 году и проработала свыше 30 лет! Если вы где-нибудь прочтёте, что такой-то монастырь был закрыт по указу Императрицы в 1764 году (а только так и пишут), знайте, что тут сразу три клеветы: «по указу Императрицы», а не по решению комиссии, «в 1764 году» тогда, как монастырь был не «закрыт», а обращён в приход и скорее всего во вторую половину этого 30-летия. Ещё одна клевета - часто приводят статистику, у всех авторов разную, но одинаково лживую, что до реформы 1764 года в России было 600 с чем-то монастырей - после реформы стало 240 с чем-то монастырей, дескать немка-протестантка нанесла удар по монашеству. Откуда взялась эта статистика? Привожу пример: в одном только Пскове было 30 монастырей. Но (!) «Наиболее подходящими оказались келиотские, особножительные монастыри, очень небольшие, от 2 до 7 человек (последние счи­тались большими); имущественные вклады, делаемые при поступлении, возвращались при выходе из монастыря. Отдельный быт и отдельное питание («особь койждо себе в келиях ядяху») - и совместное присутствие лишь в церкви», - пишет известный историк архитектуры Алексей Ильич Комеч в своей книге «каменная летопись Пскова», ссылаясь на «Очерк внутренней истории Пскова» Никитского А. И.[7]

Вот за счёт обращения таких номинальных монастырей в приходы и перевода их монахов в большие монастыри и образовалась эта статистика, которую широко используют в целях оклеветания Императрицы.

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя  Иванна».Но что же она сделала, в чём её реформа? Императрица Екатерина II освободила миллион монастырских крестьян (христиан) из ужасающего рабства, сделала их государственными, так называемыми «экономическими» кре­сть­янами, положение их при этом несказанно улучшилось, волнения сразу прекратились, и специальным своим указом она строжайше запретила под каким бы то ни было предлогом отдавать этих крестьян обратно в крепость любому лицу в Государстве. Известно насколько строга была Царица в исполнении собственных законов. Так что, когда прочтёте (а это вдалбливается в головы семинаристам во всех семинариях), что Екатерина II раздаривала монастырских крестьян своим «фаворитам», то знайте, что это бездоказательная жидовская клевета на Царицу из той же серии, что в Иерусалиме на площадях безстыдные блудницы плясали в священнических облачениях, которые святитель Кирилл Иерусалимский будто бы продавал направо и налево (клевета на святителя, о которой повествуется в его житии). И в той, и в другой клевете для придания большей выразительности святотатство соединяется с плотским грехом: принадлежащее Церкви попадает в нечистые руки.

Что же стало с монастырями, лишёнными своих рабов? Императрица взяла их на полное государственное обезпечение.

«Неслыханное вмешательство Государства в дела Церкви!» - опять кри­чат фарисеи. «Да» - соглашаемся мы - к чему же привело это вмешате­ль­ство? К небывалому духовному взлёту во всех Российских монастырях, к новой волне «умного делания» - Иисусовой молитвы, к расцвету старчества, к воспитанию в очищенных от рабовладения монастырях сотен преподобных, которые до этого уже сто лет отсутствовали на Руси. Множество старцев из Саровской, Оптиной, Санаксарской, Глинской пустыней, Валаамского монастыря, Александро-Невской, Троице-Сергиевой, Киево-Печерской Лавр, и других Киевских монастырей, и по всей стране, и нет конца этому перечислению - всё это «птенцы гнезда Екатерины»!

Вот чем велика эта Царица! Воистину великая реформа Екатерины Великой!

Но изощрённая злоба силится всё извратить, признать белое чёрным. Для этого великая реформа обзывается сатанинским термином - «секуляризация Церковного имущества». Миллион православных христиан (крестьян) называется Церковным имуществом, а жалкая кучка архиереев и монахов называется Церковью. Вот они, которые пьянствуют и роскошествуют, - Церковь, а вот их церковное имущество - рабы, которые пашут на них в поле. Так ведь это Талмуд в чистом виде! Это то, против чего боролся Царь Иван Грозный. В его царствование монастырские крестьяне были свободны, они могли в Юрьев день, как и любые другие крестьяне, перейти с земли своих монастырей к любым другим землевладельцам. Понятно, почему патриарх Никон так противился факту прославления Царя Иоанна Васильевича.

Это длинное отступление от нашей главной темы с показом последующих событий понадобилось нам для выявления несовместимости их идейных платформ.

Но монахи Никольского Коряжемского монастыря, где всё было пропитано благодарностью к благодеяниям Царя Иоанна, не спешили выполнять греховное и антицерковное требование патриарха Никона о непочитании святого Царя, потому что «повиноватися подобает Богови паче, нежели человеком» (Деян. 5:29). Тем более, что ктиторами монастыря были Строгановы, которые через века благоговейно хранили всё, что связано с памятью Иоанна Грозного и его Царского рода вплоть до того, что называли своих детей теми же именами. Даже моленное ктиторское место Строгановых, устроенное в 1693 году у южного столба Благовещенского собора, неподалёку от Царских врат, сделано по образцу Царского тронного места Иоанна Грозного из Успенского собора Московского Кремля - всё должно было напоминать о святом Царе.

Дальше следовало бы сказать о жидовском проклятии Царя Иоанна Гроз­­ного, об оголтелой жидо-масонской пропаганде о зверствах, якобы совершённых им, никогда не бывших в действительности: убийстве свт. Филиппа, преп. Корнилия, своего сына Царевича Ивана и т. п., о том, что весь XIX век целое жидовское лобби из историков, писателей, поэтов, драматургов, художников, актёров, композиторов работало над оклеветанием святого Царя, и весь XX век продолжалось то же самое, а в наши дни над клеветой на Святого особенно потрудился Патриарх МП Алексий II (Ридигер) и его окружение. Но это и так всем хорошо известно. У афонских монахов есть поговорка: «Кого жид не проклял - тот не христьянин!».

Скажу только, что в XIX - XX веках из архивов и библиотек выкрадывались документы, касающиеся святого Царя, и уничтожались. Это называется - информационная война.

Потому-то я удивляюсь, как сохранились Коряжемские святцы. Это про­мысел Божий.

Благодаря этим святцам и сам город Коряжма будет оставаться славен во всей Русской земле. Бог хранит это место: Коряжме повезло значительно больше, чем вымирающему Сольвычегодску с его выдающимися соборами и музеем федерального значения. Помогли те самые сосновые и кедровые леса, занимающие здесь обширные территории. В Коряжме находится крупнейший в России целлюлозно-бумажный комбинат, который, несмотря на загрязнение окружающей среды, олицетворяет собой экономическую мощь региона. Верю, что когда-нибудь возродится и былое благочестие этой опричной земли.

«В той же день обретение святаго телеси Великомученика Царя  Иванна».

Свт. Николай Чюдотворец с житием.

Эта Икона прославилась многочисленными чюдесами.

Вклад в Благовещенский собор г.Сольвычегодска опричника Иоанникия Федорова Строганова, крупнейшего соледобытчика Руси, затем в монашестве Иоасафа.

Следует сказать ещё об одной здешней обители, основанной преп. Христофором Сольвычегодским (память - 25 июля/7 августа), и облагодетельствованной Строгановыми. Преподобный был «родом или из Сольвычегодска, или из ближайших его окрестностей», и был одним из первых учеников и постриженников преподобного Лонгина Коряжемского, но недолго пользовался наставлениями своего учителя. Ибо к тому времени, когда преп. Лонгин основал Коряжемскую обитель, он был уже стар и скоро преставился. В течение десяти лет Христофор ежедневно бывал на могиле духовного отца своего, где вспоминал наставления старца и спрашивал себя: так ли он живёт и подвизается, как тот учил его? Преп. Лонгин навсегда остался для него примером святости и мудрости духовной, которому он стремился подражать.

Через десять лет уже приобретший значительный опыт монашеского де­лания преп. Христофор, испросив благословения настоятеля обители преп. Симона, оставил стены Коряжемского монастыря для уединённой жизни сре­ди лесной «пустыни». Преп. Симон в качестве благословения на уход в «пустыню» дал ему икону Божией Матери «Одигитрии» (Путеводительницы). Преподобный Христофор поселился в 27 вёрстах от Сольвычегодска и в 20 вёрстах южнее от Коряжемского монастыря, «в вершине речки малой Коряжемки», среди лесной чащи. Он сам выстроил себе келью и часовню, куда поместил образ Божией Матери, перед которым молился дни и ночи. Этот образ Царицы Небесной впоследствии прославился чудотворениями. Молясь перед ним, выздоравливали даже неизлечимо больные люди.

Узнав о подвижнике, одиноко живущем среди леса, к нему стали приходить люди, которые, как и он сам когда-то, желали посвятить свою жизнь служению Богу. В 1555 году преп. Христофор принял начальство над составившейся обителью. Монастырь стал разрастаться. Вместо маленькой часовни среди леса уже появился храм в честь иконы Божией Матери Одигитрии. Рядом с ним был обнаружен источник, вода которого оказалась целебной. Множество чудес, совершавшихся от чудотворной иконы Богородицы и воды, взятой из источника, впрочем, как и строгое житие её насельников, сделали обитель, основанную преподобным Христофором, известной даже в Москве.

В это самое время тяжело заболела жена благоверного Царя Иоанна Васильевича, Царица Анастасия. С нею Царь прожил с 1547 по 1560 год, вспоминая затем эти годы, как счастливейшие. Узнав откуда-то о чудо­творном источнике, открывшемся на Севере, Анастасия поверила, что его вода поможет ей поправиться. По царскому повелению Христофор лично доставил воду больной Царице. Выпив её, она «получила облегчение от своей болезни». Царь пожертвовал Христофору большую сумму денег на монастырское строительство и, как всегда, «имения, угодья и вотчины». Сразу же по возвращении в свою обитель преп. Христофор распорядился начать работы по возведению нового храма в честь Божией Матери и других монастырских построек. Благодаря этому монастырь приобрёл ещё большую известность и на доходы от пожалованных вотчин был богато и благолепно обустроен. Но преподобный скорбел о своём утраченном пустынножительстве, и окончив все постройки, прожив в монастыре ещё много лет, и наладив в нём духовную жизнь, он в 1572 году тайно покинул обитель. «Куда он скрылся, когда и как скончался, осталось никому неизвестным». Предполагают, что он скончался до 1582 года[8].

Когда прочтёшь не одно-два описания монашеских обителей XVI века, а много, то видишь, как Царь Иоанн заботился о процветании монастырей и Православной Веры, и в центре, и на окраинах по всей Руси, не однажды сделанным благодеянием, а следя за каждым монастырём на протяжении всей своей благочестивой жизни, входя во все мелочи быта монахов, посылая грамоты о том, что нужно сделать, чего исправить в каждом монастыре, называя в этих грамотах на память по именам не только монахов, но и монастырских служек, немедленно посылая помощь туда, где возникла нужда, - когда прочтёшь множество дореволюционных описаний монастырей, - эти убедительные свидетельства, которые не все ещё успели уничтожить в библиотеках закрытых учебных заведений, то становится страшно за мой Русский народ. Как Русские люди могли поверить клевете на такого Великого Святого? Кому поверить? Своим лютым врагам! Впрочем, поверили клевете не только на Царя Иоанна Грозного - на всех Царей, а святого Императора Николая II даже позволили ритуально убить.

Когда-то один художник сказал мне: «Вот вы расскажете правду десяти человекам за свою жизнь. За это время миллионам по телевизору покажут противоположное. Что толку от того, что вы расскажете правду этим десяти человекам?» Конечно, грустно от того, что миллионы Русских людей смотрят этот вражий телевизор и духовно отравляются, поэтому я и пишу эту статью для тех десяти, кто меня услышит, веруя, что всё тайное станет явным. Ведь и я когда-то верил клевете на Царя Иоанна Грозного, пока не прочёл про него в трудах митрополита Иоанна (Снычёва).

Эта краткая современная обработка жития преп. Христофора взята из интернета. Конечно, я убрал оттуда стандартные хулы на Иоанна Грозного, которые там, к сожалению, были.

Обратите внимание, только появился подвижник в глухомани за 20-27 вёрст от всякого жилья и за тысячу вёрст от Москвы, а Царь Иоанн уже знает. Это не Царь Ирод, у которого всё его государство три версты в длину, которое Иисус Христос за три с половиной года исходил вдоль и поперёк, а он всё путает Его с Иоанном Крестителем.

Царь Иоанн хочет иметь не просто какой-то очажок, а серьёзный оплот Православия на севере Руси в виде монастыря. Для этого под предлогом болезни Царицы вызывает подвижника, чтобы лично убедиться: не в прелести ли он, можно ли ему доверять деньги на строительство. Подвижник явился - Царь увидел: доверять можно. Всё. Твоя вода помогла - на тебе денег, сколько нужно, изволь построить монастырь, и - на тебе землю, чтоб пришли крестьяне, и монахи были обезпечены, и земля бы осваивалась. Там вода помогла, не помогла - это только предлог: всё равно подвижник получил бы ту же сумму денег на монастырь. Подвижник ещё не приехал - Иоанн уже решил, сколько ему даст. То есть Царь мыслит по государственному, чтобы всему краю было хорошо, а не просто один пустынник в тайге спасался.

Теперь припомним наивную фразу из жития: Царица узнала откуда-то о чудотворном источнике. Откуда это Царица узнала? Источник в 20 верстах от новооснованной пустыни и в 27 верстах от новооснованного городка Соли Вычегодской! Переведите вёрсты в километры. Не иначе, как по спутниковой связи сообщили. Или таёжные охотники приехали больше, чем за 1000 вёрст в Москву, и сразу к Царице в палаты, только унты возле дворца поскидывали, чтоб ковры не запачкать, чтобы поскорее поделиться свежей информацией с Царицей, что на случай болезни тут недалеко, за 1000 вёрст, хорошая вода есть - помогает! Да и Царица, как только заболела, сразу послала за таёжной водицей, но ведь к источнику в тайге из Москвы правительственная трасса не проложена и на «мерседесе» за неделю туда-сюда не сгоняешь и вер­толётов ещё тогда не было. А если на лошадях по бездорожью, так это несколько месяцев надо! Нигде в летописях нет, чтобы Царица Анастасия Романовна столько болела.

Так откуда же Царица узнала о целебной воде? Да от Иоанникия Строганова, будущего опричника и монаха, который соль в Москву возит и дружит с Царём.

На стругах по рекам петлять - не перепетлять, много месяцев надо, а прямой дороги вообще нет - ни на каких лошадях не проедешь. Иоанникий ставит соляные варницы на Вычегде и подумывает о каменном соборе, и, может быть, уже подумывает о монашестве и будущем Борисоглебском монастыре, ему очень нужны люди, а люди любят селиться там, где есть монастырь: люди-то ещё свободные при Царе Иоанне, где хотят, там и селятся. Да и знает Иоанникий Царскую любовь к монастырям, и знает, чем привлечь Царскую милость к себе и щедрые Царские вклады. Да и любит Иоанникий Царя не для приобретения себе богатства и славы, а глубоко религиозно, как любит Царя весь Русский народ, так, что и детям, и внукам, и правнукам, и всему своему роду привьёт любовь к Царю на века. И род его будет служить Царю верой и правдой, а в трудных обстоятельствах для Царя и страны - и деньгами, и имуществом, и твёрдым исповеданием любви к Царю, когда Его славное имя будут поносить и память унижать. Недаром в Коряжме сохранятся великие Святцы с дивной записью о святости Великомученика Царя Иоанна.

Вот от кого Царица узнала о целебном источнике. А простых охотников во дворец не пускают по соображениям государственной безопасности...

 

Святый Великомучениче, Царю Иоанне, моли Бога о нас!

+++

Руслан ЗАПОРОЖСКИЙ

[1] Сойкин П. П. "Православные Русские обители", СПб, 1910, репринт. изд. СПб, 1994, с. 82-84.

[2] Свидетельство почитания Царя Ивана Васильевича Грозного из Святцев Коряжемского монастыря. Русский Вестник. 2002, № 45-46, с. 11; Самодержавная Русь, 2003, № 6, с. 1; Ерчак В. М. "Слово и дело Ивана Грозного", Минск, 2007, с 306.

[3] Российская Государственная Библиотека. Архив рукописного отдела. Фонд Ундольского, ед. хранения 237.

4 Ерчак В. М. "Слово и дело Ивана Грозного", Минск, 2007, с. 276, 498, 543. Архив кремля. Материалы изследования останков Царя Ивана Грозного, Царя Фёдора Ивановича, царевича Ивана Ива­новича и князя Скопина-Шуйского. Государственный историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль". От­дел рукописных, печатных и графических фондов, фонд 20, оп. 1966, ед. хр. 9.

[6]5 Сергий (Спасский), архиепископ, "Полный месяцеслов Востока", 2-е изд., Т. 1, Владимир, 1901, с. 353, 356. Голубинский Е. Е. "История канонизации святых в Русской Церкви", М., 1903, с. 358. Книга издавалась в 1894, 1903 и в 1998 (репринт).

[7] Комеч А. И. "Каменная летопись Пскова XII-начала XVI века", М., 2003, с. 142. Никитский А. И. "Очерк внутренней истории Пскова", СПб., 1873, с. 13,14.

[8] http://www.arh-eparhia.ru/articles.php?id=1134 Месяцеслов. Краткие жития святых. Июль. 1993. Искусство Строгановских мастеров. М. 1991, с. 127.

Обновлено 03.05.2011 12:50
 
Сайт священника Виктора Бабицына, все права защищены.

Яндекс.Метрика