Главная

Последние комментарии

Последние публикации

ДВЕ ЦЕРКВИ Часть 2
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
27.04.2011 03:00

Продолжение...  Начало

Ссылкой на икономию св. Феодор дает понять, что по акривии — по строгому смыслу канонов — не следует иметь никакого общения. Но отделение православных от епископов, принявших ересь, находится в начальной стадии. Необходима икономия. С пресвитерами-еретиками не должно быть ничего общего. Но с пресвитерами православных убеждений нужно обходиться с рассуждением. И св. Феодор разделяет четыре степени икономии:

1. пресвитер поминает своего православного епископа и, в то же время, «по страху» поминает и еретика-митрополита: с такими пресвитерами (подчеркнем: только с пресвитерами, но не с епископами) возможно полное общение, включая евхаристическое;

2. пресвитер поминает своего епископа, но последний и сам еретик; однако, пресвитер фактически не сослужит епископу: евхаристическое общение и такие чинопоследования, в которых надлежит поминать епископа-еретика, категорически запрещены; но разрешается «псалмопение» (молитвенные последования без поминовения духовных властей или с поминовением властей православных) и «благословение»;[17]

3. пресвитер фактически сослужит со своим епископом-еретиком, однако, без «сознания», то есть, не ведая о его ереси: рекомендации те же, что и в предыдущем случае;

4. подразумевается и такой случай: пресвитер сознательно (например, все по тому же «страху») фактически сослужит со своим епископом-еретиком: такой пресвитер ничем не отличается от уклонившегося в ересь по убеждению, то есть с ним не может быть никакого общения.

Из всего этого очевидно, что существует глубокое различие между ересью, организовавшейся в отдельное сообщество, и между еретиками, которые еще только отделяются от православных. В первом случае все члены такого сообщества заведомо отделены от Церкви. Во втором случае заведомо отделены только те, кто лично исповедует ересь, и те, кто свободно имеет общение с первыми. Но между отделившимися от Церкви и православными возникает множество «пограничных» ситуаций.

Выше св. Феодор говорил о духовенстве. Приведем теперь его рассуждение более общее — о мирянах и клире:

«Вопрос 6. Можно ли православному священнику преподавать святые тайны тем, которые поют вместе с еретиками, но воздерживаются от общения с ними [в Евхаристии], пресвитеру ли, или диакону, или мирянину, или женщине? Ответ. Что касается до преподавания, то можно преподавать: лицам священным с епитимиею, по снисхождению к тому, что они во всем другом уклоняются от еретиков, а мирянам без епитимии. Чтецу же, который в продолжении двух лет воздерживался от общения с еретиками, справедливо можно причащаться святых таин, хотя бы в других отношениях он и увлекался. Впрочем, это сказано по снисхождению к слабости людей, дабы нам, желая сделать их совершенно чистыми, незаметным образом не подвергнуть их смертной опасности».[18]

Итак, находиться в молитвенном общении с еретиками нельзя, но к тем, кто это делает по отношению к еретикам настоящего времени, возможно известное снисхождение — лишь бы они не участвовали в еретической евхаристии. При этом клирики заслуживают снисхождения меньшего, чем миряне.

Мы не будем пытаться рассуждать, насколько эти рекомендации преп. Феодора приложимы к МП или World Orthodoxy. Очевидно, что они приложимы в какой-то степени; в то же время, установление самой этой степени — дело архипастырской, пастырской и личной ответственности, а не одних догматических и канонических рассуждений.

3.2.3 Формирование еретического сообщества как процесс

«Размывание» канонических норм может показаться «размыванием» и самой церковной границы. Если под «границей» подразумевать границу внешней церковной организации, то так оно и есть. Но, в то же время, никогда не может быть «размывания» истинной церковной границы: каждый человек может быть только в одном из двух состояний: вне Церкви или внутри нее.

Было бы неправильно спрашивать: какое число православных должно покинуть данную организацию, чтобы она окончательно перестала быть церковной? Святые ставили вопрос по-другому: на каком этапе промедление с отделением от еретиков перестает быть извинительным для человека, православного по убеждению?

Ответ на такой вопрос также не может быть полностью формализован, но частичная формализация возможна: важнейшим этапом является православный Собор, анафематствующий ересь или другие прегрешения тех, кто отпал от Церкви. Вот пример:

«Вопрос 13. Если епископ, впадший в преступление, будет низложен собором, а потом, после низложения, рукоположит пресвитера, и этот пресвитер, прибыв в монастырь, примет от своего игумена епитимию на время и после того станет священнодействовать; то желаем знать, можно ли принимать такого священника, если он не виновен? Ответ. Так как здесь явная нелепость, то вам не следовало бы и спрашивать о таком преступлении. Ибо Христос сказал: не может древо зло плоды добры творити (Мф. 7, 18). Посему, хотя бы такой от какого-либо святаго, а не только что от своего игумена, принял епитимию, он не разрешается к священнослужению. Он — не священник, и разрешивший его — не святой; иначе ниспровергнутся и исчезнут все канонические постановления».[19][19]

 

Однако, Собор не решает проблему автоматически (вопреки распространенному сегодня мнению — причем, не одного только Митрополита Киприана). Собор — лишь один из частных моментов, важных для применения самого главного критерия: степени знания православных о том, где начинается общение с еретиками. Это подтверждает отношение св. Феодора к еретикам своего времени, среди которых были осужденные VII Вселенским Собором (787 г.) иконоборцы:

«Если же он [священник], хотя и получил рукоположение от такого-то еретика, или рукоположенного за деньги, но сам не еретик и без своего ведения рукоположен рукоположенным за деньги, то есть симонианином, исповедует всю истину, соблюдает веру и правила неизменными и уклонившихся от того и другого отвергает, то нам нет никакого основания удаляться от него. Ибо такой не подлежит осуждению, по мнению святых, а через них и по мнению всех. В таком случае мы имеем общение и вам советуем делать то же. Ибо, если исследование простирается далее, то отвергаются увещания святых, как сказано, и становится тщетным столь великий дар священства».[20]

Ключевые слова этого абзаца — «без своего ведения». «Дар священства» передался лишь тому, кто был в сознании своем православным, и лишь по неведению получил священство через еретика. Итак, человек православный, лишь по неведению общавшийся с еретиком, не проповедовавшим свою ересь и таким образом находившимся среди православных, получает ту благодать таинств, которой еретики лишены.

Так и только так трактуются святыми отцами ситуации, когда еретик действует внутри православного церковного сообщества: всякое таинство совершается Церковью как целым, а не персонально священнослужителем, причем, каждый, приступающий к таинству, не исключая и священнослужителя, может приступить в суд и осуждение себе и не принять благодати. Поэтому появление внутри видимой ограды Церкви еретиков должно приводить не к разрушению церковной организации, а к отторжению от нее этих еретиков. Если же здоровой реакции отторжения нет — если с еретиками начинают общаться в таинствах при полном осознании того, что они еретики, — это говорит о начале разрушения церковной организации. Постепенно такая организация сама может стать еретической. Разумеется, нельзя предложить внешнего критерия, чтобы различать между православной церковной организацией, в которую внедрились еретики, и организацией еретической, в которой по недоразумению остаются люди православных убеждений. Но трудность проведения такого различия на практике не отменяет его реальности:

Внутри благодатной церковной организации временно (и только внешним образом) могут находиться еретики: тогда организация благодатна, хотя еретики отпали от благодати. Но и внутри организации, ставшей еретической, могут оставаться люди православных убеждений: они, однако, отпали от благодати и от церковного единства, и должны проявить верность своим убеждениям отделением от еретиков. В приводившихся советах преп. Феодора Студита рассматривалась все еще ситуация первого типа — хотя уже и до предела осложнившаяся вследствие большого количества еретиков и захвата ими высших иерархических должностей. Ситуации второго типа достаточно регулируются канонами и не могли бы вызывать вопросов у тех, кто писал преп. Феодору.

4. МП и World Orthodoxy в отношении к Истинной Церкви Христовой

В XX веке внутри исторически существовавших церковных организаций православных появились еретики, которые создали собственные лже-церковные организации, сохранившие от Поместных Церквей недавнего прошлого одну только скорлупу и названия. Православные начали и продолжают отделяться от еретиков, но их — подлинно церковным — организациям очень трудно обрести твердые внешние формы, хотя только им и принадлежит преемство по отношению к Поместным Церквам России и Греции (единственное исключение — Кипр, где Поместная Истинно-Православная Церковь существует с 1948 г.).

МП и World Orthodoxy одинаково поглощены главными екклисиологическими ересями нашего времени — канонического «блудства» («михизма») и экуменизма. Из экуменических «церквей» следует бежать не потому, что там «плохо», что там какие-то «неблагоприятные» условия для духовной жизни и усвоения благодати таинств, — а попросту потому, что в них больше нет спасительных таинств.

Было бы преждевременно представлять эти организации мрачным каменным мешком, из которого нет выхода к свету, а если есть, то только ценой сверхчеловеческих усилий. Между узилищем и пустыней, в которой встречаются оазисы, ходят караваны, возможен выход к людям, хотя возможны и губительные миражи — есть существенная разница. Уподобляя МП и World Orthodoxy пустыне, а не тюрьме, мы хотим сказать, что некоторые остаточные проявления благодатной жизни, а главное возможность выхода к Истине в их видимой ограде сохраняются.

Можно говорить и о еще не угасшем, хотя и нередко извращаемом православном благочестии, и о ревности по Бозе. Можно почувствовать и то, что не все души в этих организациях покрылись еще плесенью сознательного коснения в ереси. Неведомыми, а иной раз и ведомыми нам путями Господь выводит эти души к свету церковной благодати. Они еще не закрыты по отношению к веянию Истинного Православия. Мы пока еще можем с этими душами говорить на одном языке и понимать друг друга. Кого-то обманывает именно это понимание, и они стремятся выдать его за единство благодатной жизни. Но такая подмена была бы высшей степенью духовной безответственности.

Для нас крайне важно не терять времени и стремиться вытащить из ловушки как можно больше людей, прежде чем ее тяжелые двери плотно захлопнутся. И поспешные и непродуманные заявления о единстве церковной жизни, о сохранении у экуменистов и сергиан истинных таинств тут только мешают — они разрушают всякий стимул, притупляют чувство реально нависшей опасности. Поэтому, даже если и не все в таких заявлениях неверно догматически, они заключают в себе величайшую пастырскую ошибку. Уже позже, чем вы думаете!

ПИСЬМО МОНАХА N. N. К СТАРЦУ

январь 1928 года

На днях получил я от Вас письмо, в котором Вы оправдываетесь в поминовении М. Сергия и доказываете, что это поминовение необходимо для блага Церкви. с глубоким прискорбием и тяжелым чувством прочитал я это письмо и решил, что мой долг ответить Вам и выразить Вам свое отношение к этому делу. Я уже давно знаю, что Вы поминали сначала Еп. Филиппа, а потом и М. Сергия, и не написал Вам потому, что все время стеснялся делать Вам указания от своего известного Вам окаянства. Но теперь, когда уже Вы сами пишете об этом, и когда я слышу, что Вы не хотели даже причащать *** за несогласие с М. Сергием, то теперь голос совести заставляет меня обличить Вашу неправду, на что я никогда не осмелился бы при других обстоятельствах. Я долго молился перед этим письмом, чтобы Господь не дал мне обидеть Вас и чтобы я написал Вам только одну истину.

Пишу Вам, батюшка, и свидетельствую Господом нашим Иисусом Христом, иже хощет всем человеком спастися и в разум истины прийти, что Вы находитесь в великой лжи, самообмане, и что Ваше отношение к Церкви равносильно отступлению от правой веры.

Как же это в такую страшную годину гонений и бедствий Вы могли быть на стороне отступников и гонителей. Как это получилось, что Вы на стороне мирского духовенства, которое почти всегда не спасает веру Христову, но свои ничтожные блага.

Митрополит Сергий объявляет, что в России нет сейчас никаких гонений на Церковь и благодарит Советскую власть за ее благодеяния Церкви. И это тогда, когда попрана вся святыня и разогнаны почти все монастыри. почти одновременно с его посланiем разгоняется Понетаевская, Орянская.

Этою осенью более двух тысяч монахинь пошло по миру, потерявшие родные обители, в которых спасались целую жизнь.

На праздник Рождества Христова вытаскивали у нас из музея мощи преп. Серафима и над ними издевались и кощунствовали, в то время как вся Церковь с трепетом молится преп. и чтит его святую память.

И вот, когда омраченный мирскою мудростью и ослепленный ересями М. Сергий объединяется с властью и образует без благословенiя митр. Петра свой Синод, в то самое время, когда мирское духовенство подчиняется раболепно М. Сергию страха ради иудейска, в это время и наши старцы, последняя опора в Церкви, начинают объединяться с предателями и еретиками, забывая и свой пастырский долг, и свое монашеское звание.

Вы сами сбились с пути истины и тянете за собой народ. В народе осталась еще кое-какая вера, еще кое-как идут в Церковь и ждут пастырского слова, и идут без рассуждения, доверяя Церкви, которая две тысячи лет подает всем спасение и утешение.

И что же. Приходит народ, и Вы его обманываете, делаете вид, что все в Церкви благополучно, да еще и не хочете причащать тех, кто против М. Сергия.

Да понимаете ли Вы что Вы делаете? Понимаете ли, что от Вас отступила благодать, раз Вы поддерживаете богомерзкого Митрополита и его синод, который оправдывает все церковные гонения. В старое время он был замешан в грязные истории с Распутиным. В 1913 году, в борьбе с имяславием, он выставил от имени синода и объявил небывалую ересь, что имя Божие есть простой незначащий звук, и что таинства совершаются не именем Божиим. В 1922 году, когда Патриарх сидел в тюрьме и свирепствовала живая церковь, он вместе с Евдокимом перешел в живую церковь и напечатал письмо о всецелом признании ее. Когда святейшего выпустили, и живая церковь потеряла свою силу, он опять перешел к Патриарху и покаялся. Но не прошло и трех лет, как теперь он опять затеял обновленчество в Церкви, но на этот раз уже с сатанинской злобой и напором.

Вы говорите, что Патриарх делал тоже что-то похожее. Но во-первых, Патриарх делал это лично и никого к этому не принуждал, даже говорил, чтобы делали все по старому; Митрополит же Сергий отбирает от благочинных подписку и налагает прещение за непоминовение. Во-вторых и Патриарха нельзя во всем оправдывать. Он был человек слабый и во многом уступал большевикам, и мы не должны ему в этом подражать.

Кроме того Патриарх не был еретиком и не переходил в живую церковь. Впрочем, писать об этом долго не стоит. Если совесть позволяет Вам поминать М. Сергия и считать его своем главой, то значит убеждать Вас нечего.

Вы отступники и предатели, и на страшном суде будете заодно с теми митрополитами, с которыми объединяетесь сейчас.

На Вас не подействовало ни отложение от М. Сергия многих епископов, ни возражения духовных чад. Я, грешный, не был у Вас с самого лета; все надеялся, что Вы еще не все знаете и что заблуждаетесь случайно. Теперь по всему вижу, что Вы сменили православию, и потому не говел у Вас ни в Филипов пост, ни на Рождество Христово.

Через Вас не могу приехать в *** обитель, к которой привязан всем сердцем, и в которой уже несколько лет подряд встречал и Рождество и Пасху. Думаю, что от Вас отступила благодать, и что у Вас не совершается правильно таинство.

Вместо того, чтобы объяснять истину своим чадам духовным, Вы их больше затемняете и ведете к погибели. Вы знаете, что от М. Сергия отложились митр. Агафангел, митр. Иосиф Ростовский, Иерофей, Алексий Воронежский, епископ Серафим Углический, епископ Варлаам, Евгений, Виктор; в Петербурге еп. Дмитрий Гдовский и Сергий Нарвский; в Сибири еп. Дмитрий Томский и еп. Евсевий и др.

Вы знаете как осуждают М. Сергия Серафим Звездинский и Арсений Чудовский. И ничто на Вас не действует.

Могут ли подействовать мои слабые и ничтожные слова, Вы сами знаете всю мерзость и ничтожество. Мне ли учить Вас и наставлять. Но чувствую, что я должен объяснить Вам свое отношение и делаю я это с тяжелым усилием и почти со слезами.

Столько лет я окормлялся около Вас и умилялся сердцем слыша Ваши простые, и спасительные и святые слова и видя Вашу подвижническую жизнь. Через Вас я почувствовал все благоухание иноческой жизни, и через Вас непрестанно поучался постоянному вниманию себе и подвигу молитвенному. После общения с Вами надолго оставался в душе горький упрек самому себе, что живешь не так как надо, что спишь не столько сколько надо, что ешь и пьешь и говоришь и думаешь не так, как угодно Христу. Образ Вашего лица всегда присутствует у меня в душе, и образ этот сурово обличает всю мою жизнь и все мои дела. Никогда ни от кого я не имел такой духовной ласки и сердечного утешения, как от Вас. И вот, как теперь радуется сатана. Какое веселье теперь у врага нашего спасения. Враг одержал победу над нами, расторгнул союз любви, обманул Вас и завел в тьму отступления, а меня лишил наставника, отца, духовника, утешителя и молитвенника.

Вспоминая историю Церкви, вижу, что часто так бывало, что духовные дети оставляли своих духовных отцов заблудившихся, полагая свое спасение не во временных благах от еретика митрополита, но в вечной жизни от Господа Иисуса.

Сами же Вы научили нас итти тесным путем, а не широкими вратами, иже к гибели. Сейчас большинство духовенства идет за Сергием, не из-за сочувствия, а из-за своей шкуры, и только немногие исповедники поддерживают истинное единство Церкви. Исповедников всегда было мало, а предателей всегда было большинство. Это и есть широкий путь, на который Вы встали. Я же и без того погибающий и омраченный грехами человек. Вы предстанете перед Вечным Судиею со своими многолетними подвигами, с постоянными постами и молитвенным бдением. Может Господь и простит Вам Ваше отступление за Ваши труды и подвиги.

У меня же никаких трудов и подвигов нет. Не умею ни молиться, ни внимать себе, ни отвечать на зло добром. С чем же предстану пред Господом, когда разогнутся книги и будет прочтена вся мерзость и греховная тьма. Какой свой подвиг вспомню и какую молитву приведу в оправдание. Каждая секунда жизни моей полна лжи и злобы, лености и злохуления. С чем предстану в последний день, если и православия не соблюду и отеческие объятия отвергну.

Господи молюсь я теперь если я блудник, если я в лености все свое житие иждих, если я озлоблен и потемнел от греха, то Ты, всевидящий, знаешь, что я не отступил от Тебя, что не объединился с еретиками и с хулителями Твоего сладчайшего имени, что я сохранил правую веру, которую Ты даровал по неизреченной милости.

Аще убо вера яже в Тя спасает все отчаянные, се верую, спаси мя, яко Бог мой Ты еси и Создатель. Вера же вместо дел да вменится мне, Боже мой. Не взыщеши дел отнюд оправдающих мя. Но та вера да довлеет мне вместо всех, та да отвещает, та да оправдит мя, та да покажет мя причастника славы Твоея вечныя.

Что же будет со мною, если и веру не соблюду и объединюсь со служителями сатаны?

Плохой я монах, но монашеский образ чту от глубины сердечной и с ужасом содрогаюсь, когда вижу, что монахи из-за временных благ поминают на Божественной Литургии служителей сатаны и не имеют мужества прервать общения с еретиками. Еще раздаются хитрые слова о церковном единении и послушании. Да кому же нужно единство во лжи и какого Вам еще единства надо, если первостоятель русской Церкви митрополит Петр жив и даже терпит еще изгнание за правду.

Монах не должен спорить, если ему говорят о монастырском послушании. И тут, если игумен скажет: «лезь в помойную яму», инок должен это выполнить беспрекословно. Но нет и не может быть послушания в вере.

Если игумен скажет: «плюнь в икону», то тут задевается вера, и инок ни в каком случае не должен его слушать. И если Вам говорят: «поминайте еретиков», или «объединяйтесь с врагами Христа», то Ваше послушание будет погибелью, и тут не послушание, а предательство Христа. За веру никакой Епископ и никакой игумен не может взять ответственность на себя, снявши ее с подчиненных.

Надо откладываться от М. Сергия именно потому, что он еретик. Еретику нельзя оказывать послушания. Ну вот, написал я Вам все, что я думаю. И чувствую в пагубное дело завлек нас сатана. Приехать к Вам и взять у Вас благословение, а наипаче принять от Вас таинство по чистой совести не могу.

Думаю, что нынешнему духовенству, пошедшему за Сергием, придется каяться, как оно уже каялось один раз, после того, как изменило Патриарху, когда он сидел в тюрьме. Также и Вы можете быть приняты в церковное общение только после того, как Вы принесете чистое сердечное раскаяние перед каким-нибудь из православных епископов, оставшихся верными Церкви. До тех пор причащающиеся у Вас причащаются тьмою, и Вы ответите за них в день Судный. Прискорбно, что Вы пошли за мирским духовенством. Им все равно кого поминать. Придет время, ни один из этих предателей не станет защищать М. Сергия. Им все равно, кому и в чем каяться. Однако, страшно не за них, а за себя. Что будет с нами, когда предстанем перед престолом Славы и не сможем сказать даже того, что были православными.

«Объятия отча отверсти ми потщися. Блудно иждих мое житие. На богатство неиждиваемое взирая щедрот Твоих, Спасе, обнищавшее мое сердце ныне не презри. Тебе бо, Господи, во умилении зову: согреших, Отче, на небо и пред Тобою».

Прости меня, честный отче, не хотел я обидеть тебя, видит Бог не хотел, но хотел лишь правды. Бог пусть рассудит нас.

Св. Покровский Скит, Alberta, Canada.

 

[17] Кажется тут имеется в виду, что ему можно давать антидор — греч. «евлогия», «благословение» — от православной литургии. Может быть, однако, что св. Феодор допускал такому пресвитеру совершать какие-то благословения для православных.

[18] Письмо 219, Разрешение различных вопросов (к неизвестному лицу); ч. II, с. 610–611.

[19] Послание 215, к Мефодию монаху; Ч. II, с. 599–600.

[20] Послание к Стефану чтецу..., с. 312–313; PG 99, 1105A–C.

 

{linkr:related;keywords:%C3%90%C2%91%C3%90%C2%BB%C3%90%C2%B0%C3%90%C2%B3%C3%90%C2%BE%C3%90%C2%B4%C3%90%C2%B0%C3%91%C2%82%C3%90%C2%BD%C3%90%C2%B0+%C3%90%C2%BB%C3%90%C2%B8;limit:5;title:%C3%90%C2%A1%C3%90%C2%B2%C3%91%C2%8F%C3%90%C2%B7%C3%90%C2%B0%C3%90%C2%BD%C3%90%C2%BD%C3%91%C2%8B%C3%90%C2%B5+%C3%91%C2%81%C3%91%C2%82%C3%90%C2%B0%C3%91%C2%82%C3%91%C2%8C%C3%90%C2%B8}

Обновлено 27.04.2011 11:02
 
Сайт священника Виктора Бабицына, все права защищены.

Яндекс.Метрика