Главная Библиотечка Патриарх Кирилл как итог церковной революции 1927

Кто на сайте

Сейчас 200 гостей онлайн

Нас посетили...


mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня1317
mod_vvisit_counterВчера1900
mod_vvisit_counterНа этой неделе1317
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе11806
mod_vvisit_counterВ этом месяце30874
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце43296
mod_vvisit_counterЗа все дни1231635

Online (20 minutes ago): 30
Ваш IP: 54.234.13.175
,
Сегодня: 19, Ноя 2018

Последние комментарии

Последние публикации

Патриарх Кирилл как итог церковной революции 1927
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Публицистика
21.10.2010 05:00

Патриарх Кирилл как итог церковной революции 1927 года

(прим. – мысли человека, ушедшего из МП)

Дело, конечно, не в митрополите Кирилле и вообще ни в каких-то конкретных персоналиях. Если бы патриархом избрали бы кого-нибудь другого, я бы написал то же самое. Но, безусловно, избрание Кирилла – это некий знак (хотя теперь я понимаю, что и до этого были другие знаки), потому что в его лице сконцентрировано все самое худшее, что только и может быть. Этот человек – финальная стадия эволюции того “зерна”, которое было посеяно 80 лет назад.

Патриарх Кирилл как итог церковной революции 1927 года

(прим. – мысли человека, ушедшего из МП)

Дело, конечно, не в митрополите Кирилле и вообще ни в каких-то конкретных персоналиях. Если бы патриархом избрали бы кого-нибудь другого, я бы написал то же самое. Но, безусловно, избрание Кирилла – это некий знак (хотя теперь я понимаю, что и до этого были другие знаки), потому что в его лице сконцентрировано все самое худшее, что только и может быть. Этот человек – финальная стадия эволюции того “зерна”, которое было посеяно 80 лет назад. У него нет никаких убеждений, он может сказать и патриотическую речь, и выступить на экуменическом собрании, и покритиковать демократию, если потребуется. Он всегда и везде попадает в тон. Это признак человека без принципов. Поэтому и устраивает митрополит Кирилл практически всех: тех, кто мечтает “воцерковить” политику и тех, кто мечтает о “прогрессивных” реформах, “патриотов” и “экуменистов”. Церковь для него – большая корпорация, которая занимает определенный сектор мирового рынка “религиозных услуг”. Он будет действовать, как действуют бизнесмены: идти на какие-либо альянсы, или быть “жестким”, или вести “конструктивный диалог” только для того, чтобы сохранить этот рынок или расширить его. За этим не стоит никакой веры. Впрочем, м. Кирилл в этом ничем не отличается от других религиозных “лидеров”, от всех тех, кого многие обманутые люди привыкли принимать за авторитетов (и я сам когда-то принимал).

Почти вся оппозиция, которая есть в РПЦ, духовна больна и представляет собой просто религиозную патологию: таковы, например, диомидовцы, всевозможные хоругвеносцы и т.д.. По существу, это внутренние секты, в которые попадают часто искренние люди, которые не хотят мириться с неправдой. Но это тупик, из которого зачастую нет выхода.

С другой стороны – всевозможная религиозная пошлость вроде “протестантизма восточного обряда”. А дельцы (или менеджеры по современному) управляют всем этим.

Если мы будем смотреть истории в глаза, мы можем понять, что ничего другого ожидать и не следовало. Все случилось так, как предсказывали оппоненты м. Сергия и его политики (причем те из них, которых обычно называют “крайней” оппозицией): РПЦ стала марионеткой в руках советской власти (и остается марионеткой уже новой власти, которая является преемницей советской), а кукольная иерархия представляла уже не Российскую Церковь, а подручных коммунистов. Осуждать этих людей мы не можем, но одобрять их деятельность нельзя и оправдывать ее тоже.

Конечно, м. Сергий не придумал, в общем-то, ничего нового: ложь и предательство существовали и до него, и будут существовать после него. И понятно, что в 1927 г. он не превратился чудесным образом из “столпа православия” в предателя. Он предал православие и в 1922 г., отпав в обновленчество – можно вполне говорить об осознанности этого шага, т.к. м. Сергий был епископом не в какой-то глухомани, он прекрасно знал, какими людьми были обновленцы. В 1927 г. он просто механически перенес те принципы, на которых строилось существование Церкви в Российской Империи, на существование Церкви в СССР, не учитывая сущности советского государства. К сожалению, при внешней схожести, нет ничего общего между синодальным строем и сергианством (если бы это было так…), которое есть уже по-настоящему апостасийный процесс. Советское государство было безбожным не потому, что оно творило несправедливости (это можно встретить в истории любого государства), а потому, что в самую основу этого государства было заложена ненависть к Богу. И сотрудничество Церкви с таковой властью неминуемо приводило только к одному – к разрушению Церкви изнутри. Конечно, мышление в рамках и категориях синодального строя, который я отнюдь не идеализирую, создавало почву для сергианства. Те, кто пошел против м. Сергия, поняли, что длительная эпоха – 1600 лет – закончилась и началась новая. В этом их величайшая заслуга.

Митрополит Сергий был не просто неправ, он предал Христа, когда отрекся от мучеников, оклеветал их. Он никого лично не убил. Но и Иуда не убивал Христа, а лишь предал Его. Убили Христа другие, но Иуда навечно остался в истории. Декларация – это как иудин поцелуй. Подобные деяния (к которым, естественно, причастен не один только м. Сергий лично, но и Синод его, и духовенство и миряне, его поддержавшие) не могут обойтись без последствий в духовном отношении. Это, по существу, раскол. Как обновленца определяли Сергия многие мученики и исповедники, в т.ч. среди них и прославленные в 2000 г. самой же РПЦ. Множество обновленцев влилось в РПЦ в 1944/45 гг. (причем даже чин покаяния был упрощен), когда было решено ликвидировать обновленческую церковь. В результате оказались порваны связи между РПЦ и исторической Русской Церковью. “Не верен установившийся в нашей атеистической (как и в церковной) литературе взгляд на то, что обновленчество "ликвидировалось", "провалилось" и т. п. Как внутрицерковное течение оно не ликвидировалось и, тем более, не провалилось, а, наоборот, победило; провалилось староцерковничество... Староцерковники под давлением самой жизни вынуждены были перейти на позиции обновленцев. Они и перешли на них, но под своим церковно-административным флагом... Масса верующих не могла простить обновленцам их прошлый "грех" — попытку своими церковными реформами "испортить веру", "повернуть православие". Староцерковники же (учтя эту ошибку обновленцев) громогласно объявили верующим, что они являются "хранителями старой веры", чем и завоевали доверие верующих...” (А. Шишкин. Сущность и критическая оценка обновленческого раскола Русской Православной Церкви).

Отсутствие легитимности побуждает к мифотворчеству. Если не прибегать к нему, то тогда придется отвечать на вопросы: почему погибали одни за другим оппоненты м. Сергия, а он оставался жив, почему свой синод он составил именно из таких лиц, а не иных, почему он служил панихиду по еще живому м. Петру, почему его избрало всего лишь 19 епископов – и множество других “почему”. Ответ на них только один: РПЦ есть не что иное как создание безбожной антихристианской власти и преемница Живой церкви в более тонких ее формах. И это заключение не может быть покрыто никакой любовью и никаким временем. Это не уголовное дело, которое может быть “закрыто по истечении срока давности”. Потому что в основании всего – ложь.

С 1927 г. в лучшую сторону ничего не изменилось. Менялось все только в худшую: Сергий, Алексий I хоть как-то были связаны своим прошлым с “той Церковью”. Но они уже отреклись от Нее. Следующее поколение – это были уже вполне советские люди, которые шли дальше по дорожке, указанной “спасителями церкви”. Результат: начали с патриарха – как-никак, аскета и богослова, в 1990 г. вполне могли избрать патриархом растленного Филарета Денисенко, поправшего монашеские обеты, а сейчас избрали “антикризисного менеджера”.

Обновленчество можно назвать церковной революцией. Оно не было искусственным движением, целиком вызванным к жизни действиями большевиков. Подобно тому, как в обществе зрели революционные настроения, так они и зрели в Церкви. Обновленцев первой волны можно сравнить с “ленинской гвардией”, которые даже и не пытались маскироваться, они создавали “новый мир”, разрушая все старое. М. Сергия можно сравнить со Сталиным, который продолжал то же дело революции, только перекрасившись в “русского патриота”. Он оставил внешние формы неприкосновенными, но в основу положил идеологию обновленчества – идеологию служения миру сему и следования этому миру, куда бы он ни вел. Эта идеология очень быстро привела РПЦ уже и к отступлению собственно от православной догматики – “воцерковлению” революции, “мирологии”, экуменизму.

Мистика личности митрополита Сергия

Вся апологетика сергианства основано на лжи. Я помню, как читая какую-то книжку, прочитал, что по одной из версий м. Кирилл Казанский умер от укуса змеи в 1942 г., примирившись с м. Сергием. А потом оказалось, что его расстреляли в 1937 г. Выяснилось, что он не примирялся с м. Сергием. А еще потом установили, что его расстреляли по одному делу с м. Иосифом, с которым он был в единомыслии. Дошло до меня только потом: 1942 г., укус змеи – это не искажение, не слухи, те, кто впервые это написал, знали, что они пишут неправду, те, кто распространял это потом, верили в это искренне, но в начале была намеренная ложь, намеренная дезинформация. И такой лжи навалом.

Сейчас происходит нечто худшее. Хуже – это ложь, смешанная с правдой. Лгут, умалчивая о позиции многих прославленных мучеников по отношению к деяниям Сергия, искусственно разделяют святых, канонизируя одних и не канонизируя других (как это мы можем видить на примере м. Иосифа, расстрелянного вместе с м. Кириллом в один день по одному делу и не канонизированного вместе с ним. Помимо этого случая – множество других). Всё допустимо только в той мере, в какой это укладывается в культ главного “святого” РПЦ – м. Сергия. Поэтому и нельзя прославлять м. Иосифа – ведь его антисергианская позиция известна всем (он – “раскольник”), даже тем, кто не интересуется церковной историей, но можно прославить других, о которых мало что кто знает, хотя их позиция была не менее принципиальной и жесткой. Никакого истинного прославления мучеников и исповедников в РПЦ не произошло, произошло лишь вписывание имен в списки святых, но ведь нет дела никому до того, за что они в реальности умирали. Дискуссия о сергианстве представляется лишь политическим и якобы давно закрытым вопросом, а не фундаментальным вопросом бытия Церкви в мире сем.

Поистине мистично, что с падением коммунизма, с раскрытием множества фактов, бывших доселе неизвестными, почитание м. Сергия только возрастает. Ему ставят памятник в Арзамасе, его именем называют площадь, про него пишут книги и снимают фильмы. “Подвиг мудрого Сергия” стал частью предания РПЦ. Мы имеем счастливую возможность узнать о том, какова была позиция многих исповедников и мучеников по отношению к м. Сергию и его преступлениям. Пройдет сколько-то лет, и люди уже не будут иметь этой возможности: история будет переписана, неудобная информация удалена. Это уже сейчас делается. “Прославление” мучеников на Соборе 2000 г. – это лишь политическое мероприятие, призванное успокоить людей. Такое же можно видеть и на примере прославления последнего Императора, которого за какие-то несколько лет до этого всевозможные “богословы” поливали грязью, очевидно, по указке сверху…

Конечно, рано или поздно м. Сергия канонизируют. Вполне возможно, его даже канонизирует вместе с м. Иосифом (это предложение высказывалось неоднократно). Если это произойдет, то много будет сказано много слов о “царском пути”, о том, что “православие – это не религия крайностей” и т.д. Обязательно вспомнят св. Кирилла и св. Иоанна Златоуста. Но между ними было единство веры и они были в одной Церкви. Здесь же будет насильственное и кощунственное соединение людей, один из которых отдал жизнь за Истину, а другой – предал эту самую Истину, но зато сохранил свою жизнь: “желающий душу свою сберечь, потеряет ее, а кто потеряет душу свою Мене ради, тот обретет ее”…

Мало кому интересен в РПЦ м. Кирилл Казанский (а он ведь интересен не только полемикой с м. Сергием, а вообще как замечательный архипастырь). Знают, что его расстреляли и что он был кандидатом в местоблюстители. Про Виктора Глазовского тоже особенно мало кто что знает. Знают про других.

Про м. Николая Ярушевича, про его “патриотическую” деятельность, про то, что он пострадал при Хрущеве. Но при этом мало кого смущает, что этот человек восхвалял Сталина, лгал тысячам эмигрантов, которые, поверив ему, вернулись на родину, чтобы быть отправленными в тюрьмы.

Или м. Вениамин Федченков, по-моему, уже местночтимый святой Западно-Европейского экзархата. Молитвенник, автор интересных книг. Но прочитаешь его сюсюканья про “доброго Сталина”, про “мудрого Сергия”, про “народную власть” и понимаешь: да это же просто ужасно. И его всегда выставляют как пример: сохранил верность “Матери-Церкви”… Но ведь святой – это человек, обладающий зрением духовным, и неужели святой мог бы восхвалять палача, загубившего миллионы людей, среди которых было множество христиан.

Архиеп. Лука Крымский, канонизированный РПЦ, которого все время любит приводить в пример “православные сталинисты”. И правильно любят. Потому что с одной стороны – да, человек много претерпел, а с другой – славил Сталина, восхвалял лживую и циничную “борьбу за мир”, негодовал по поводу “узников совести” в европейских тюрьмах (а ведь он знал о ГУЛАГе…).

Ни в коем случае я не хочу осудить кого-то из них. Упаси Господь. Но я верю, что святость – это другое. Святость означает “до конца”. До смерти. Чему может научить почитание таких людей? Вот православные сталинисты нам показывают, чему. Яркая иллюстрация. Они всего лишь логично мыслят. Только и всего.

Вот еще один удивительный пример (на первый взгляд, кажущийся каким-то диким, но это опять-таки лишь логичное мышление, скопировал несколько месяцев назад из интернета):

"...Как можно верить байкам о какой-то там катакомбной церкви? Митрополит Сергий (Страгородский), вот кто истинный катакомбник! Он спас Церковь Христову, положил душу свою за други, когда подписал историческую Декларацию о лояльности советской власти. М.б. даже, благодаря его встрече со Сталиным и последующим событиям, которые привели к возрождению Православной Церкви, Господь помилует Сталина и его учеников и последователей. Искренних в своих заблуждениях, но Господь пришел спасать не тех, кто и так христианин и получил по-заслугам в лагерях за предательство своего Владыки-Митрополита (эти анафематы, помилованы Собором, всей Полнотой Церковной и по-снисхождению, ради нас грешных, канонизированы, чтобы мы видели истинных мучеников и исповедников христианских), а их мучителей. Коммунистов, богоборцев, разрушителей храмов, насильников и грабителей. Разбойников в кожаных куртках и при парабеллуме. Ради этих миллионов обманутых людей и подписан был этот документ, который говорил о том, что радости Сергия Великого (не побоюсь этого слова, он масштабная личность), это радости советской родины. Это проявление терпения, смирения, мудрости и любви во Христе. Благодаря митрополиту Сергию у коммунистов осталась надежда с чистым сердцем вступить в райские кущи и присоединить свой голос к хору новомучеников (недавно прославленных Церковью и тем самым прощенных и деанафематствованных) славящих Христа. Эти люди (пускай и в сане) предали свою Родину, отказались вместе со своим Первосвятителем, разделить радости и горести Советской России, а следовательно, предали Христа, как Иуда... Но Господь милостив, долготерпелив и умудряет своих чад. Церковь простила их, снизошла до того, что их телесные мучения (не смотря на то, что они предали своего Предстоятеля, митрополита Сергия и отказались вместе с ним нести ярмо духовных катакомб) возвела в ранг мученичества и исповедничества за Христа Спасителя. Вот она, мудрость Богочеловеческого организма, проявления этого организма в нашей скорбной жизни... Вы пишете о каких-то катакомбниках, которые сделали из Православной веры дешевое шоу над краем окопа... Это действительно наши мученики и нам решать когда они под анафемой, а когда в ореоле святости..".

Конечно, так думают, наверное, единицы в РПЦ. Но если бы не создавалось культа м. Сергия, если бы прославление мучеников было бы не формальным, а истинным (заключающимся в том, что именно их заветы принимаются как норма жизни), то так бы не думал бы ни один человек.

Звериная идеология: тот, кто выжил, оказался прав и свят

Теперь - про так наз. “воссоединение церквей”, как говорили в СМИ, “проявление послушания “Матери-Церкви””, как честно заявляли некоторые представители РПЦ. Проще – самоликвидацию РПЦЗ.

Идея компромисса с миром сим, так ярко выразившаяся в сергианстве, на самом деле всемирна. Мир захотел быть обманутым и его обманули. Все согласились признать “каноничными” тех, кто с помощью безбожников захватил управление Церковью в России. Восточные патриархи пили за здоровье Сталина и получали от него деньги, иконы (отобранные?) и облачения (кто знает, может быть, снятые с расстрелянных архиереев…). В 20-е гг. они вмешались в смуту, поддержав, правда, обновленцев, теперь они просто предпочли молчать. “Парижане” хоть и сбежали от РПЦ под омофор КПля, признавали и мудрость м. Сергия, и его “великий подвиг”. “Американцы” спокойно приняли “автокефалию” из рук м. Никодима Ротова (то же самое спустя 36 лет сделает РПЦЗ, приняв автономию из рук м. Кирилла – вернейшего и любимейшего ученика м. Никодима…).

Зарубежная Церковь шла против течения – за это спасибо ей. За это можно простить ей многие ошибки, слабости и грехи. Можно спорить о том, сколько было в пути РПЦЗ антисоветского, а сколько было собственно христианского. Но на всю критику можно ответить только: сделайте лучше, если сможете. Лучше никто не сделал. И то, что они были за пределами СССР, вовсе не означает, что им было легко. Они могли бы, как множество эмигрантов, влиться в зарубежные структуры МП и быть “со своей страной, со своим народом”. Повесить красные тряпки в храмах, молчать и быть в “обойме” - иметь статус, признание и пресловутую “каноничность”. А сколько за границей было апологетов сергианства! Даже не входящих в юрисдкцию Москвы, но признающих себя ея “духовными чадами” (как, например, архиеп. Иоанн Шаховской). Это говорит о том, что сергианство – это не страх, не просто трусость, это какая-то иная вера, которая вместо евангельской простоты предлагает поистине сатанинскую “сложность” и выискивание во лжи и предательстве “подвига”.

Московская Патриархия захлебывалась в ненависти к “карловацким раскольникам” и всегда стремилась уничтожить церковное зарубежье. Так тоталитарный режим стремится подавить всякое сопротивление ему, даже исходящее от отдельного человека, которое, на первый взгляд, не может быть опасным. Казалось бы, чем могла быть опасна маленькая РПЦЗ с несколькими сотнями приходов могущественной Московской патриархии, поддерживаемой государством на международной арене и имеющей мировое признание.

Теперь ОВЦС можно поздравить: РПЦЗ больше не существует. Пишу это безо всякого злорадства, наоборот, с горечью и скорбью…

То, что произошло, очень похоже на то, что произошло после войны, когда множество эмигрантов поверили советской пропаганде, в которой в т.ч. участвовали Николай Ярушевич и Алексий Симанский и вернулись в СССР. Тогда же к РПЦ присоединилась часть паствы РПЦЗ. Теперь все куда страшнее – РПЦЗ перестала существовать вовсе. Осколки, которые претендуют на продолжение ее традиций, представляют собой трагикомическое зрелище – по горькой иронии, руководят ими уже люди, выросшие в СССР…

В советские времена многие думали о том, что падет советская власть, Россия возродится, соберется Свободный Собор, на котором будут оправданы все, кто сохранил верность Православию и будет отвергнуты ложь и предательство. Эта вера, как теперь понятно, была утопичной: слишком все далеко зашло… Ложное самосознание РПЦ как “единственной Матери-Церкви” просто исключает какой бы то ни было диалог с целью объединения в подлинном единомыслии, а не в безразличном послушании воле начальства.

В общем, 17 мая – это наглядный и трагический пример того, к чему приводит “еретическое гуманистическое разделение Любви и Истины”. Так много говорилось прекрасных слов о преодолении разделений, о единстве и т.д. А в итоге ни одна из проблем не решена.

Наивные чада РПЦЗ надеятся на “внутреннюю борьбу”. Но стоит изучить повнимательнее изучить сам процесс объединения и все становится понятным. РПЦЗ признала “подвиг первосвятительского служения патриарха Сергия”, т.е. признала то самое сергианство. Некоторые ведущие идеологи РПЦЗ выступили фактически с апологией м. Сергия – читаешь, например, статью свящ. Александра Лебедева “Пора уже нам знать свою историю” и поражаешься, такое впечатление, что статья написана апологетом сергианства из Московской Патриархии. Та же правда, смешанная с ложью, те же недомолвки и подтасовки фактов. Все во вполне экуменическом духе: две правды – одна у мучеников, другая – у Сергия. Но ведь истина всегда одна, лишь ложь может иметь тысячу разновидностей.

Не все объединившиеся довольны условиями, но, как я однажды прочитал у одного человека, “значит, такова воля Божия”. Но неужели воля Божия в том, чтобы в течение ряда лет отвергать сергианство, обличать экуменизм, а теперь поминать патриархом Кирилла, который есть ярчайшее воплощение и того, и другого? Уж тогда надо было сразу идти под омофор Сергия и не “выкаблучиваться” 80 лет… И вот, в Неделю Торжества Православия в храмах РПЦЗ будут читать анафемы на экуменизм и при этом поминать Кирилла, который этот самый экуменизм исповедует – шизофрения…

В РПЦ только один догмат: догмат послушания начальству. Можно верить во что угодно, главное - “поминать патриарха”. А если не поминаешь, то ты “раскольник”, ты не смоешь свой грех против матери-церкви ничем и прочая, и прочая… Но как нелепо звучат обвинения в расколе от тех, кто верует в теорию ветвей и прочую экуменическую муть, от тех, кто вступал в интеркоммунион с католиками и подписывал унию с монофизитами.

Это полная утрата православного экклезиологического сознания. Чего стоят эти сравнения м. Кирилла с “антикризисным менеджером”. Ведь это оговорка по Фрейду: если он – менеджер, то РПЦ – это корпорация в сфере “религиозного бизнеса”.

РПЦ спокойно съест горстку зарубежников и даже не поперхнется (похоже уже съела прим. редакции). Все будет по-старому. А там, глядишь, и об экуменизме с сергианством забудут вообще. Некому будет вспоминать. Более того, учитывая политическую ситуацию в нашей стране, можно ожидать, что сергианский миф будет только все более и более востребован.

Тот, кто выжил, тот оказался прав и свят (это и есть мораль сергианства, которую еще можно назвать церковным дарвинизмом). Поэтому и не возможно признать РПЦ как преемницу Российской Церкви, признать ее патриархов преемниками св. Тихона и ее иерархию законной иерархией. Потому что признание это равносильно признанию правоты тех, кто выжил, предавая и уничтожая вместе с безбожниками Российскую Церковь… И тогда - замкнутый круг и вечное “гундение” по кухням, которое может затем еще и перейти в уже глумление над собственно Православием. Можно относиться ко всему с юмором, но речь идет о страшных событиях и ужасных последствиях, а не о чем-то смешном…

“Неужели Вы считаете облачившихся в рясы и клобуки служителей КГБ - истинными духовными руководителями и возглавителями многострадальной Русской Церкви?” – писал м. Филарет Вознесенский главе Американской митрополии м. Иринею (и не стыдно было представителям ОВЦС служить панихиду на могиле м. Филарета… Я ничего не знал о м. Филарете до того, как не услышал о передаче его облачений, это побудило узнать о нем, только тогда до меня дошел весь жуткий смысл всего происходящего). Это было в 1975 г. Сейчас РПЦ управляют преемники этих самых служителей КГБ. Избрание м. Кирилла все расставило на свои места и не оставило уже никаких надежд ни на что.

И Слава Богу за всё это.

Обновлено 21.10.2010 19:11
 
Сайт священника Виктора Бабицына, все права защищены.

Яндекс.Метрика